ДЕТИ ПОБЕДЫ Рыбникова Екатерина

30 июля 2020

«У войны не детское лицо»

 «У войны не женское лицо», – утверждает писательница Светлана Алексиевич. И уж тем более не детское, хочу добавить я. На мой взгляд, нет ничего страшнее и несовместимее, чем дети и война.  Война беспощадно калечит тела детей, а еще больше – их души. Война безжалостно лишает их не только пищи и крова, но и Детства. Война… И больше нет в их жизни места не только радости и веселью, но даже спокойному сну. Дети войны слишком рано взрослеют. Слишком слабы они, чтобы противостоять окружающей их жестокости. Чтобы осознать то, что происходит вокруг них. Разве виноваты они, что многого не понимают?

«Малолетним узникам фашистских концлагерей – погибшим и живым – тем, кто, не сумев противиться силе, одолел испытания, вынес неимоверное и остался Человеком» посвящает свой роман «Непрощённая» Альберт Анатольевич Лиханов. Он посвящён одной из узниц фашистских концлагерей, Алёне Сергеевне Никишиной, судьба которой легла в основу произведения. Непрощённая – это она. Кем? За какие грехи?

В 1941 году Алёна закончила пятый класс. Через несколько дней после начала войны в близлежащее село приходят немцы и приводят с собою двух учительниц-евреек, которые не сумели от них укрыться. Ещё никто не знает, каковы они – немецкие порядки. Ещё никто не ведает о том, что человека можно убить за то, что он – еврей. И хрупкая ясноокая девочка, сама того не ведая, становится помощницей фашистов во время казни любимых учительниц. Как пронзительно кричит она «от беды… поняв, что помогла немцам». Это было её первое столкновение с войной. Так, в двенадцать с небольшим лет, закончилось Алёнушкино детство.

Следующая встреча Алёны с немцами произошла спустя три года. Три года обходила стороной война их забытую Богом, спрятанную в лесной глуши деревеньку. И вот в начале осени 1944 года, в их краях снова появляются немцы и Алёна, желая помочь своим односельчанам лучше понять их требования, выступает в роли переводчика. Разве хочет она навредить своим односельчанам? Разве может она защитить их от неминуемого? Нет. Она всего лишь «помогала своим же деревенским людям правильно понять этих немцев, взять с собой, если уж надо ехать на земляные работы, всё, что надо, и ничего не забыть, разве такое – грех?» Но вот только соседка тётка Клавдия, сверкнув оком, укоряет её: «Что ж ты, девочка?» Позже, поняв, что ошибалась, тётя Клава говорит девочке: «Прости меня, Алёнушка, я-то, дура, подумала, что ты в услужение пошла. А ты и сама тута-ка… Детей-то хоть бы в покое оставили».

Земляные работы. Голод. Холод. Отправка в концлагерь в Прибалтику. Снова земляные работы. Голод. Холод. Смерть мамы, которую даже не разрешают похоронить. Как может вынести столько испытаний пятнадцатилетняя девочка, моя ровесница? А тут ещё и Вилли. Немец. Враг. Как рыдала, как «выла, как маленькая, беззащитная собачонка» эта юная русская красавица, понимая, что одной ненависти недостаточно, чтобы одолеть свалившуюся на нее беду. И Клава, крестьянская женщина, недавно укорявшая и осуждавшая Алёну, помня обещание, данное ею матери Алёны, говорит ей: «Надо тебе выжить! А как выжить, подумать боюсь. Ступай, милая! Бог не выдаст, чёрт не съест!»

Что чувствует эта маленькая, несчастная пятнадцатилетняя женщина, став женою врага? Мерзость и унижение, пустоту и отвращение. Отвращение к самой себе. Она «заплакала, завыла, как воют звери. Да и не звери даже, а – так, мелкие поганые твари…» Бедная Алёнушка, маленький, загнанный в угол, зверёк. Кто она теперь? Немка? Нет. Как посмотрит в глаза русским? Что скажут они ей? Простят ли они её? Возможно, любая женщина, оказавшись на её месте, поступила бы так же. Чтобы выжить. Чтобы любой ценой попытаться остаться живой. И себя бы каждая нашла как оправдать, а другую – нет. Ведь недаром, когда одна из женщин-белорусок, работавших на ферме родителей Вилли, говорит: «Подеваться всегда есть куда! Небеса велики! А совесть мала!» Старшая из женщин прикрикивает на неё: «Не завидуй! Не догонишь!»

У Алёны родилась дочь Лиза. Дочь русской пленной и немецкого солдата. Но Вилли погибает, и Алёна становится лишней в его семье. Лизаньку, частичку своего сына, Штерны с радостью воспитают, а вот русская девочка, так и не ставшая для них своей, больше не нужна.

И снова лагерь. Теперь уже фильтровальный. Унизительные расспросы  и допросы. Теплушки, точно такие же, на каких возили пленных в Германию. И небольшое счастьице. В поезде Алёна встречает Полину Степановну, ту самую белорусскую женщину, которая заступилась за неё в свинарнике. Ей Алёна и выплакала всю свою жизнь, всю беду, ей выпавшую. «Ты же девочка ещё! Шестнадцать лет! И такое уже пережить!» – сокрушается Полина Степановна. И она, женщина, три года проведшая в плену, не осуждает её, в отличие от Ольги Петровны, директора школы, в которой когда-то училась Алёна. Может быть, именно её с укоризной сказанное: «Эх, Никитина!», тяжко ранило Алёнину душу. Она ещё не успела ощутить радости от возвращения домой, а здесь, как могильной плитой накрыло её людское бездумное осуждение. «Она лежала в буйных травах своей родины, ею не только отвергнутая, не прощённая, за что – неизвестно, но даже приговорённая. За то, что спаслась, что выжила и вернулась. Оказывается, всё это не радость, не благодать, а вина неисправимая».

         И ничто уже не вернёт её к жизни: ни запоздалое «Прости меня!» Ольги Петровны, ни доброта и понимание Полины Степановны, пытавшейся устроить её жизнь. Сорок три года живёт Алёна в родительском доме, как прокажённая, запретив себе общаться с людьми, не смея взглянуть им в глаза, непрощённая собой. Непрощённая своей совестью. Сколько еще таких Алён было на нашей земле после войны?! Без вины виноватых. Непрощённых людьми. Не сумевших простить себя за то, что выжили. Что вернулись живыми из ада.

Тема войны – главная в произведениях Лиханова, потому что с началом Великой Отечественной войны заканчивается детство писателя и наступает пора раннего взросления. В романе «Непрощённая» Альберт Лиханов говорит о проблеме взросления человека и проблеме нравственного выбора в военные времена. Драматизм народной беды, нужды, голода и нравственности, которые пришлось пережить взрослым и детям в годы Великой Отечественной войны, заставляет задуматься. С такой стороны, как Лиханов, на войну, возможно, никто не смотрел.

 

Рыбникова Екатерина, 15 лет

Среднеахтубинский муниципальный район

 Волгоградской области

 

 

Просмотры: 21 просмотр
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!