Мария Шишкова "Волшебная" (16+)

28 декабря 2021

* авторская орфография и пунктуация сохранены

Волшебная

     Зоя Васильевна остановилась перед подъездом. В руках покачивались пакеты, и от их тяжести сводило пальцы. «Ох-ох-ох,  набрала старушка продуктов», - не без доли самоиронии проворчала она, опуская ношу на землю. Где-то в кармане запропастился домофонный ключ от входной двери.     Зоя Васильевна попыталась нащупать круглую металлическую таблетку, открывающую путь в подъезд, но пальцы, скрюченные артрозом и передавленные ручками пакетов, слушались неохотно. Наконец, ключик оказался в её руках. Пенсионерка поднесла его к панели домофона, и из динамика донёсся долгожданный писк. Дверь открылась.

     Зоя Васильевна была настолько увлечена процессом, что не заметила, как сзади к ней подошёл незнакомый мужчина средних лет: серая футболка, серые шорты, серые кроссовки на белой подошве. Даже волосы у него были какого-то мышиного цвета. Некоторое время он стоял молча, словно выжидая. Но когда пенсионерка наклонилась к пакетам, чтобы занести их в подъезд, мужчина подошёл ближе и легко подхватил ношу с продуктами, чем чуть не довёл старушку до инфаркта. 

- Я помогу, - коротко бросил он и, обогнав пенсионерку, направился к лифту.

     От неожиданности Зоя Васильевна подпрыгнула бы на месте, но возраст уже не позволял. Поэтому она просто вытаращила глаза, провожая взглядом бутылку молока, йогурт по акции, кусок сыра, каталку колбасы и ещё бог весть что, внезапно оказавшиеся в руках у незнакомца.

- Свят-свят, - опомнилась пенсионерка и засеменила к лифту. - Спасибо, сынок! Уж не внук ли ты Веры Павловны? 

Незнакомец не спешил отвечать.

- Зотовых сын? Который постоянно по заграницам мотается? - пыталась отгадать Зоя Васильевна.

Мужчина молчал.

Дверцы лифта открылись, приглашая зайти в кабинку.

Незнакомец пропустил старушку вперёд и проследовал за ней. Указательный палец коснулся кнопки с цифрой «4», и Зоя Васильевна отшатнулась от мужчины в сером. Он знал, на каком этаже она живёт! Секундный испуг сменился озарением: 

- Сынок, ты нашей Люськи брат что ли? Дмитрий? Тот, что третий год на северах по командировкам пропадает? Люсьена - моя соседка, дверь направо, вот обрадуется!

- Брат, брат, - согласился незнакомец и внимательно посмотрел на пенсионерку. - А Вы недавно переехали? Не помню я Вас.

- Года два как. Дочка - риелтор, помогла отхватить жилплощадь по дешёвке. 

Лифт остановился и, утробно загудев, открыл двери, выпуская пассажиров.

- По дешёвке, говорите? - уточнил Дмитрий.

     Они остановились перед дверью в квартиру, и Зоя Васильевна начала открывать замок. Ключи оставались в руках, в этот раз обошлось без долгих поисков по карманам.

- Да, - закивала старушка. - В квартире жил асоциальный элемент, безобразничал, воровал. Осудили его, отправили за решетку. Весь дом вздохнул спокойно. А жилплощадь-то хорошая, не пропадать же ей. Вот дочка и подсуетилась.

     Пенсионерка толкнула дверь и обернулась за пакетами. 

- Я занесу, - будто прочитав её мысли, Дмитрий зашёл в квартиру.

Зоя Васильевна вздохнула. Не была она рада гостю, но что сделаешь. Не выгонишь же Люськиного брата.

- Ставь сюда, - скомандовала она, указывая на кухонный стол. - Спасибо, сынок, выручил бабку. А сейчас мне надо что-нибудь приготовить. Скоро внучок из школы придёт голодный. 

     Пенсионерка выжидательно посмотрела на Дмитрия, но тот не пошевелился. 

- Дела, говорю, у меня. Спасибо за помощь!

Ничего не ответив, незваный гость в два прыжка оказался рядом со   старушкой. Заломив ей руки за спину, он склонился над седой, давно не крашеной головой: 

- Слушай сюда, бабка! Я жил в этой квартире с рождения, знаю каждый уголок. Да, я сошёл с честного пути, но уже отсидел наказание. Я чист перед законом и людьми. И вот, я возвращаюсь домой, чтобы начать новую жизнь, а мою квартиру, моё единственное жильё захватили! И кто тут аморальный элемент? А?

      Зоя Васильевна попыталась поднять голову, чтобы высказаться, но старческая шея ответила резкой болью и хрустом позвонков. Старушка только застонала.

- Даю тебе ровно час, чтобы собрать пожитки и убраться из моей квартиры,  -продолжил лжеДмитрий. - А иначе…

      Холодный предмет коснулся шеи пенсионерки, и она  сообразила, что леденящее ощущение  исходит от лезвия ножа. Заточенный край впивался в кожу так сильно, что в некоторых местах проступили капельки крови.

- А иначе забудь, что у тебя есть внук и дочь. Тебя не трону, а родственникам твоим не жить. 

      Но Зоя Васильевна уже не слушала. Кровь, её собственная, густая, горячая, капнула на пол и  металлический, чуть сладковатый запах достиг ноздрей пенсионерки. Она шумно вдохнула, смакуя каждую молекулу аромата. Умопомрачительного аромата. Как же она по нему соскучилась! Бывало,  сядет на стул, достанет горсть монет из кармана и начинает растирать их между пальцами. Трёт и нюхает. Разогретый металл пропитывается жирами кожи, и монеты начинают пахнуть кровью. Живой человеческой кровью.

      Зоя Васильевна молчала и не шевелилось, но что-то в комнате начало меняться. И лжеДмитрий почувствовал нависшую в воздухе неопределенность. Он встряхнул старушку, дабы убедиться, что она жива. Та подняла  белое как январский снег лицо. Она улыбалась. Губы растянулись в подобии звериного оскала. С таким выражением хищник преследует раненую жертву, нюхает воздух, бежит по следу, точно зная, что вот-вот нагонит и вонзит гладко отполированные  клыки в податливую плоть. Зоя Васильевна была хищником, а её гость - жертвой.

     Незнакомец продолжал удерживать заломленные руки пенсионерки, но делать это становилось всё труднее. Прежде худосочные, контрастирующие с грузным телом конечности  начали наполняться силой. Под кожей набухли комки мышц. Они росли с бешеной скоростью, выпирали и змеились как у опытного бодибилдера. Послышался треск лопающей ткани. Всё тело старушки налилось звериной мощью, и трещала не только одежда, но и кожа, принявшая вид шагрени. 

      ЛжеДмитрий отступил в угол. Парализованный страхом, он следил за происходившими метаморфозами. Не убегал, не прятался. Мозги не воспринимали реальность происходящего. Такого не бывает. Если и случается, то только во сне или в какой-то компьютерной игре; в дешёвом фильме ужасов, который смотришь в компании друзей, заедая эмоции хорошей порцией чипсов. 

        Зоя Васильевна продолжала меняться. Кожа уступила место чешуе, переливающейся радужными пятнами как растекшийся в луже бензин. Ногти вытянулись и заострились наподобие медвежьих. Старушка выпрямилась и расправила исполинские плечи. В тесной комнате она казалась в два раза выше и в три раза шире, точь-в-точь как бык на стероидах. Черты лица тоже претерпели изменения:  лоб низко навис над  поросячьими глазами, нос сплющился подобно раздавленной картошке, а рот не закрывался из-за обилия не помещавшихся в нем зубов. Волосы на голове исчезли. Череп был лысым и блестящим как у рыбы. На лжеДмитрия смотрело чудовище из кошмаров.

         Нечто, ещё недавно представлявшее из себя миловидную старушку, опустилось на четвереньки и кинулось на забившегося в угол мужчину. Монстр вонзил в него когти и поднял под потолок, готовый растерзать добычу в ту же секунду.

     Ширк - ширк! Внезапно раздался скрежет поворачиваемого в замке ключа. Дверь оказалась не запертой. Секундная задержка, и в проёме показалась нескладная фигура мальчика лет тринадцати. Внук Зои Васильевны вернулся из школы. В одной руке он держал рюкзак, а в другой - ключи и пакет с сырым мясом.

- Бабушка! Ты опять за старое! - вскричал подросток, моментально оценив ситуацию. - Смотри, что я тебе принёс!

       Отбросив рюкзак в сторону, мальчишка достал из пакета кусок мяса и помотал им перед мордой монстра. Наживка сработала. Чудовищное создание отбросило лжеДмитрия в сторону и, опустившись на четвереньки, выхватило угощение из рук внука. 

       Подросток бочком обошёл «бабушку»  и сел на пол рядом с гостем. Глаза мужчины, обезумевшие от пережитого кошмара, невидяще смотрели сквозь обстановку комнаты. Из ран на теле сочилась кровь, но жизненно важные органы не пострадали.

        Мальчик по-свойски обнял лжеДмитрия:

- Она не всегда была такой, - сказал он, кивнув в сторону чудища, рвущего на части кусок мяса. - Сейчас утолит голод и уснёт. А проснётся нормальной - уже человеком. 

       Мы много лет жили в Крыму, на самом берегу Чёрного моря. Любил я это время: днём играл с мальчишками во дворе, а вечером мы с мамой и бабушкой отправлялись купаться. Заходишь в небесно-бирюзовую воду и жмуришься от удовольствия. Море обволакивает, море гладит. И стоишь вот так, не решаясь поплыть, продлеваешь ощущение соприкосновения с могучей стихией. А потом как нырнёшь! И мурашки по телу бегут, ух!

       Мама рядом плавала, боялась за меня, чтобы не утонул. А бояться надо было за бабушку. Она не купалась, избегала воды как чумы. Говорила, море её зовёт, манит. Если зайду - на берег не вернусь.

      Мама не спорила, считала старческой придурью. Предлагала оставаться дома, но бабушка упорно ходила с нами на море и подолгу сидела на остывающей гальке, наблюдая за закатным солнцем.

     А потом появились они - загадочные тени с рыбьими головами. Выходили из моря по одному и ложились вокруг бабушки, вытягиваясь во всю длину. Они что-то шептали ей на ухо, просили окунуться в освежающие воды. И бабушка согласилась на их уговоры. Она зашла в море, нырнула и пропала!

Мы с мамой искали её до самой ночи, но так и не нашли. А утром обнаружили мирно спящей в своей постели. С тех пор всё началось…

Мальчик замолчал.

- Что началось? – не выдержал лжеДмитрий.

- Вот это всё, - внук монстра кивнул на «бабушку», которая расправилась с мясом и удобно устраивалась на полу, свернув чешуйчатое тело клубком как обычная домашняя кошка. - Стоит ей почуять запах крови, как она перестаёт себя контролировать. Превращается в чудовище. И только хороший кусок сырого мяса приводит её в чувство.

- Часто с ней такое?

- Нет, раз в месяц, в полнолуние. Прошлый раз она соседскую корову задрала, пришлось срочно менять место жительства. Так и кочуем. Хорошо, что мама – риелтор, быстро находит новое жильё. Иначе не избежать пересудов.

- А лечить пробовали?

- Как её вылечишь? Она же волшебная! Мама сказала, что в лучшем случае в психушку закроют и опыты будут проводить до самой смерти. А в худшем, - мальчик перешёл на шёпот, - убьют!

Он немного помолчал и продолжил:

- Смотри-ка, уснула! Теперь можете уходить. Только не заявляйте в полицию, иначе бабушка Вас найдёт и задерёт как ту корову. Уезжайте подальше, туда, где будете в безопасности. В образе человека она не представляет угрозы, но, когда обращается в зверя, совершенно себя не контролирует.

     Мальчик выпустил из квартиры лжеДмитрия и закрыл дверь на замок. Потом принёс одеяло и накрыл им дремавшую на полу бабушку. Вздохнув, он достал из рюкзака сотовый телефон и набрал знакомый номер:

- Мам, у нас тут опять ЧП. Приезжай.

Рейтинг: +1 Голосов: 1 Просмотры: 11 просмотров
Оценить: Нравится
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!