«Все чудесится и чудесится». Феномен детской литературы Британии

«Все чудесится и чудесится…» Феномен детской литературы Британии. Неполемические и необъективные размышления о британской детской литературе.

 

Сост.: Земцова Г. В., главный библиограф СБО ВОДБ

 

Когда мне предложили выступить на семинаре с докладом о феномене детской литературы Англии, я сначала очень обрадовалась, так как люблю литературу этой страны, а потом поняла, что доклада не получится. Потому что делать доклад по этой теме все равно, что делать доклад о радуге или об улыбке ребенка: ведь когда мы читаем английскую детскую классику, то кажется, что она «нерукотворна», что она, как, скажем, небо или солнце, существовала и существует как часть природы всегда. Поэтому и получились необъективные и неполемические размышления на эту тему.

В своей любви к литературе с Британских островов я не являюсь исключением. Любого читающего русского она сопровождает на протяжении всей жизни. В детстве нас утешает Мэри Поппинс и забавляет Винни-Пух; в отрочестве восхищают Маугли и Холмс; подросткам открывают свои миры Стивенсон и Толкиен; в зрелые годы примиряют с жизнью горькие истины Уайльда и Моэма; ближе к старости мы находим счастливое забвение в великолепных английских детективах. «Английская литература так богата, что остается только удивляться, как эти небольшие острова сумели дать миру так много замечательных писателей» [8].

Практически все популярные и поныне жанры литературы либо пришли к нам с Британских островов, либо получили там блестящее развитие:реалистический роман нового времени (Д. Дефо), исторический роман (В. Скотт), готический или «черный» роман (А. Радклиф, М. Шелли), «дамский роман» (сестры Бронте, Д. Остин), детектив (У. Коллинз, Конан Дойль), литературная сказка, утопия и антиутопия, «социальная фантастика» (Г. Уэллс), фэнтези (Толкиен)…

Под стать взрослой литературе и феноменальная детская литература этой страны. « Детская литература Великобритании никогда не была собственно детской и всегда пользовалась арсеналом средств, метафор и образов литературы для взрослых» [2].

В чем же ее феномен?

Мы привыкли говорить «английская литература», но это не совсем правильно. Британская литература, литература Великобритании – это сплав, созвездие произведений английских авторов, а также представителей Шотландии (Р. Бернс, В. Скотт, А. К. Дойль, Р. Л. Стивенсон, Д. Барри) с их романтизмом, жаждой приключений, преданностью родине и ирландцев (С. Беккет, Д. Джойс, Д. Свифт, А. Кронин, М. Рид, О. Уайльд) с их парадоксальностью, артистизмом, эксцентричностью. Данная гремучая смесь была также приправлена перцем многовековых сложных взаимоотношений между этими народами. Но ведь это было не только противостояние, но и взаимовлияние.

Забытый храм, заросший след

Средь высохших болот,

И дух веков, и прах побед, –

Здесь Англия живет!

Не просто луг, не просто лес,

Не остров, не страна –

Край Мерлина, земля чудес

В наследство нам дана!

Р. Киплинг

«Британия – страна древняя, непрерывно обживаемая уже примерно десять тысяч лет. Ее история – это слои культур и языков, последовательно накладывавшихся друг на друга: вначале здесь жили древние обитатели, о которых известно очень мало, потом на острова явились кельты. Вслед за ними пришли римляне, затем германские племена, затем были набеги данов, затем норманнские завоеватели…» [7]. Все это сопровождалось сменой культур и верований, но так, что прошлое в Британии никогда не забывалось и не искоренялось полностью… Да и как это можно забыть, если до сих пор в сельской Англии из окон своего дома можно увидеть древний менгир, а за калиткой проходит дорога, замощенная римлянами, да и самому твоему дому несколько веков…

Вон видишь, через дальний луг

Неровный след ведет?

Там пушки волокли на юг –

Встречать испанский флот!

Вон, видишь, жернова стучат

На ближнем бережку?

Лет восемьсот еще назад

Мололи здесь муку.

Вон там, среди густых дубрав,

В лощине под горой

Саксонцы в бой пошли, прорвав

Норманнов тесный строй!

Полуразмытый видишь вал,

За ним – крутой обрыв?

Там Цезарь лагерем стоял,

Из Галлии приплыв.

А видишь, вьется по холмам

Загадочный зигзаг?

То Каменного Века шрам,

Стоянки древний знак.

Р. Киплинг

Именно поэтому историческая составляющая присутствует почти в каждой их книге, будь то пиратская сага Сабатини или сказки старой Англии Киплинга. Присутствует, независимо от жанра и читательского адреса.

 

 

Например, сказочная дилогия Р. Киплинга «Пак с холмов Пэка» и «Подарки фей» считается своеобразным учебником по истории Британии. Маленьким героям Дану и Юне историю тех мест, в которых они живут, не просто рассказывает, а показывает последний из жителей холмов, веселый эльф Пак. Ни в одной из сказочных новелл (а их 21) нет конкретных веков и дат, но в них живет дух времени, и историей дышит каждая строка. Блестящий поэт, Киплинг предваряет каждую сказку-новеллу стихотворением. «Основная мысль» - ты можешь стать полновластным хозяином своей земли, только зная ее прошлое.

Мэри Стюарт «Артуриана», трилогия «Хрустальный грот», «Полые холмы», «Последнее волшебство». Это трилогия – очередное изложение (очень глубокое и талантливое) легенд о короле Артуре и Мерлине. Но историческая составляющая этих фэнтезийных произведений такова, что превращает их в полноценные исторические романы о становлении британской государственности.

Наш добрый край, наш древний край

На дерева не скуп,

Но три из них – древней иных:

То Ясень, Терн и Дуб…

Дуб вековой шумел листвой

Во времена Энея,

И видел Брут, как Ясень в пруд

Гляделся, зеленея;

А дикий Терн следил, востер,

Взобравшись на откос,

Как Новой Троей наречен,

Вдоль Темзы город рос…

В ненастный день и в ясный день,

В жару, и в дождь, и в снег

Да будут Ясень, Дуб и Терн

И Англия – навек!

Р. Киплинг

Не менее трепетно отношение британцев и к окружающей их природе. Наверное, вы заметили, что любой из героев английской литературы от Офелии до Мерлина знает по именам дикие деревья, травы, цветы. Поэтому роль пейзажа в их литературе чрезвычайно высока. Это не просто проходные зарисовки типа «все цвело», а вот такие, конкретные, запоминающиеся…

«К самому берегу клонились ветви берез и рябин, все еще отягощенные влагой. Рябиновые грозди пламенели. Земля пестрела ромашками, вероникой, золотыми звездочками камнеломки. Поздние цветы наперстянки по склонам вздымали свои пики сквозь ежевичные плети. Побуревшая к осени таволга наполняла воздух густым медвяным ароматом…» (М. Стюарт «Полые холмы»). Может быть это и покажется странным, но жители Британских островов могут назвать и любую птицу, которая поет под окном или пролетает над лугом… И это не зависит от того, живет данный англичанин в большом городе или маленькой деревне. Просто британцы относятся к окружающей природе как к продолжению своего дома – поэтому так любят, обживают и знают ее. Детская литература Британии густо заселена не только растениями, но и животными, а анималистическая сказка давно стала могучей ветвью на мощном дереве британской литературной сказки. Вот далеко не весь диапазон британской литературы о животных:

- «Социальные романы» с героями-животными, в которых сообщество животных предстает поистине с эпическим размахом – со своей историей, географией, религией, мифологией, социальным устройством. Р. Адамс «Обитатели холмов».

- Произведения, в которых животные живут и ведут себя как люди. Например, в книге К. Грэма «Ветер в ивах», живущие на берегу Реки четыре главных героя (все они животные), по мнению литературоведов, являют четыре разновидности национального английского характера.

- Книги, в которых животные-герои игрушечные. Например, вечные обитатели Чудесного Леса Милна.

- Произведения о фантастических животных. Остается вспомнить Очумелого Зайца и Чеширского Кота Кэрролла, Чудозавра и многочисленных драконов Несбит, мифических животных Даррелла («Говорящий сверток») или летучих белых медведей Элбоза.

- Произведения, герои которых настоящие животные со своим жизненным укладом, привычками, типичным поведением, в описании которых не находят практически ни одной ошибки профессиональные зоологи: от волков Киплинга («Книги Джунглей») до юного волчонка Пейвер («Хроники Темных времен»).

- А еще жизнерадостные животные Поттер и Лофтинга, Кинг-Смита и Бонда, домашние любимцы из проникновенных и трогательных новелл Хэрриота («О всех созданиях – больших и малых»).

Такими же обжитыми, как острова Британии, являются миру и воображаемые литературные вселенные англичан. Они «создали миры, вокруг которых сформировались армии фанатиков, готовых жить в этих параллельных пространствах»[6]. По мнению литературного обозревателя журнала «Русский репортер» Константина Мильчина за ХХ век англичане создали три таких вселенных – мир Нарнии, Средиземья и Гарри Поттера [6]. В этих воображаемых вселенных действуют волшебные герои, но среда их обитания, их мир настолько детально разработаны, что становятся как бы второй реальностью. Самой грандиозной из них является вселенная «Властелина колец» Толкиена, менее известна Нарния Льюиса, что касается эпопеи о Гарри Поттере («параллельная Англия») Роулинг, то она заставила весь мир говорить о феномене детского бестселлера. Волшебные миры британских авторов привлекают читателей не только своей обжитостью, но и четким разделением Добра и Зла и бескомпромиссной борьбой между ними: «люди хоть на какое-то время могут вернуться в мир, где моральные ориентиры еще целы» [6]. К тому же в этих мирах сплелись воедино десятки культур и традиций (как в свое время и в Британской империи), поэтому они понятны читателю в любой точке земного шара.

Очень многое в английской литературе идет от двойственности того, что мы называем «национальным характером», менталитетом. В нашем представлении типичный англичанин – это сухость и корректность, благовоспитанность и здравый смысл; эмоции под контролем, жизнь размерена и комфортна. И, в то же время, у этого «типичного англичанина» есть другая (и тоже типичная) ипостась: он очень любит пошутить, отколоть что-нибудь этакое, чудак каких мало (но только не на Британских островах). Эта двойственность присуща и знаменитым писателям страны. «В каждом из них будто бы существовало два человека: один жил во взрослом мире и был очень там уважаемым и почтенным гражданином, другой принадлежал миру детскому и озорному» [8]. За примерами ходить далеко не надо: профессор математики, священник и создатель «Алисы…» Доджсон (Кэрролл); банкир и автор «Ветра в ивах» Кеннет Грэм; ректор университета и отец Питера Пэна Джеймс Барри и т. д. и т. п. Список можно продолжать и продолжать. Поэтому никому и не кажется странным, что в стране таких рассудительных людей родилась такая веселая, нелогичная, взбалмошная литература. К тому же на Британских островах родилась и детская литература абсурда, литературная эксцентрика. Английская «абсурдная сказка» вошла в золотой фонд мировой детской литературы. Самые знаменитые из них: сказки про Алису Л. Кэрролла, истории про Мэри Поппинс П. Трэверс и, конечно же, стихи для детей (лимерики) Э. Лира.

Двойственность национального стереотипа проявляется и в том, что одни англичане – «домоседы», а другие – «путешественники». Последние дали звезд первой величины в созвездиях мировой приключенческой и природоведческой литературы. Томас Майн Рид, чья жизнь сама по себе напоминала роман. Многие его произведения основаны на собственных приключениях и впечатлениях – ведь он изъездил полмира. Авантюрная интрига ничуть не мешает прекрасным (и главное – точным) описаниям природы. С его легкой руки в литературоведение вошло такое понятие, как авантюрно-географический роман. Неутомимый путешественник Стивенсон. Всемирно известный зоолог Д. Даррелл, увидевший весь мир и оставивший ему не только свои прекрасные книги, но и парк исчезающих животных. Мишель Пейвер, приступая к созданию цикла «Хроники Темных времен», несколько месяцев провела в лесах Канады, наблюдая жизнь волчьей стаи. Именно поэтому ее брат волк стал полноправным героем произведений о доисторическом Гарри Поттере.

Но если бы у меня спросили, что ярче всего характеризует образ англичанина (по крайней мере, литературного), я бы ответила: стоицизм. Умение «держать удар» перед лицом всех вызовов мира: от войны и развала империи до подгоревшей яичницы. Именно английский стоицизм породил такое уникальное явление как «чисто английский юмор». Это – одна из изюминок британской литературы. Свифт и Джером, Шоу и Уайльд, Шарп и Файн – вот только малая часть авторов, над произведениями которых мы смеемся от души. Истинно английский юмор, где все просто, изящно, не пошло. Как историческая и природная составляющая есть почти во всех стоящих британских книгах, так в них есть и юмористическая составляющая.

Мы говорим об английской детской литературе, хотя лучшие ее образцы можно читать в любом возрасте. И открывать такие глубины… Прочтите сейчас «Винни-Пуха». Даже в жизнерадостном переводе Заходера мы понимаем, что книга-то трагическая – мальчик уходит из Чудесного Леса. А «Мэри Поппинс»? Человек с каждой минутой своей жизни все дальше уходит от природы. Я уже не говорю об «Алисе…», чья многослойность ни одно десятилетие изучается философами и математиками, психологами и теологами.

Что еще можно сказать о феномене детской литературы Великобритании?

То, что каждый из писателей-классиков Англии – целая эпоха в истории мировой детской литературы?

То, что лучшие ее образцы написаны изначально для своих родных и приемных детей или просто для конкретного приятеля-ребенка и вовсе не предназначались для печати?

То, что в лучших книгах этой страны нет дидактичности в том смысле, в котором не переносят ее все нормальные дети?

То, что в эти книги очень удобно играть, потому что, в первую очередь, каждая из них – игра со словом и смыслом?

То, что, возможно, к британцам раньше, чем к другим народам пришло осознание: детство – это особый мир и особая культура?

Разговор этот неисчерпаем и бесконечен. Хочу закончить его понравившейся мне цитатой. «Для англичанина родина – это дом, для нас – дорога» [7]. И хочу ее продолжить. Человеку хочется, чтобы в конце каждой дороги его ждал теплый и уютный дом. И, возможно, поэтому в России так любят английскую литературу.

 

Литература

1. Брандис, Е. От Эзопа до Джанни Родари: очерки / Е. П. Брандис. – Москва: Детская литература, 1980. – 446 с.

2. Будур, Н. Великобритания / Н. Будур // Зарубежная детская литература: учебное пособие. – М., 1998. – С. 88-142.

3. Гражданская, З. От Шекспира до Шоу: английские писатели XVI-XX веков: книга для учащихся / З. Т. Гражданская. – Москва: Просвещение, 1992. – 191 с.: ил.

4. Зарубежные писатели: биобиблиографический словарь: в 2 ч. – Москва: Просвещение, 1997. –

Т. 1. – 476 с.

Т. 2. – 448 с.

5. Зиман, Л. Зарубежная литература для детей и юношества: учебное пособие / Л. Зиман. – Москва: РШБА, 2008. – 228 с.

6. Мильчин, К. Сотворенные миры английской литературы / К. Мильчин // Литература. – 2011. – № 10. – С. 40-44.

7. Смирнова, О. Чары туманных островов / О. Смирнова // Литература. – 2011. – № 10. – С. 33-39.

8. Шолпо, И. По Даунинг-стрит на одной ножке, или Размышления об английской классике / И. Шолпо // Литература. – 2011. – №10. – С. 28-32.

Просмотры: 2809 просмотров